Июль 18, 2019 10:07
024.by / Мнение / Андрей Скоринкин — поэт, который 8 месяцев живет без электричества

Андрей Скоринкин — поэт, который 8 месяцев живет без электричества

О конфликте с отключением  электричества , о клинической смерти после удара током в 27 тысяч вольт, о превратностях судьбы, о новом прочтении поэмы «Курган» Янки Купалы и о месте поэзии  в современном мире цифровых технологий — откровенный разговор с гостем портала 024.by – поэтом Андреем Скоринкиным

Вы фаталист, или считаете,что человек сам творец своего счастья и своей судьбы?

Все в руках Господа Бога, но человек имеет все возможности  изменить свою судьбу.  В жизни исполняются заветные мечты сокровенные желания. Человек получает только то, к чему стремиться и что искренне желает. С самого детства у меня была склонность к музыке  и к спорту.  Я посещал Дворец пионеров и школьников в Минске на улице Энгельса. Однажды  отдыхая в лагере «Зубренок», к нам приехали Александра Пахмутова и Николай Добронравов, а так же космонавт Петр Климук, и вот по просьбе музыкальных работников я для них исполнил песню из репертуара группы «Песняры»- «Белый аист летит». Параллельно я занимался хоккеем. Потом я учился в летном училище. Туда я попал не по своей воле. Это было решение отца, он был молод и не хотел, чтобы я мешал им. Они жили с моей младшей сестрой  втроем, а меня надо было  куда-то отправить. Вот и отправили  в летное училище. Я даже там неплохо летал, но понимал, что это все не мое.  Я занимался поэзией в это время. И вот я как-то приехал в отпуск, а ребята из хоккейной команды «Химик» Новополоцк сказали: «Бросай все, мы тебя всем обеспечим». И  я вернулся в Беларусь. 6 лет защищал цвета новополоцкого  «Химика». В команде я был основным вратарем.  Потом произошла личная трагедия. В 24 года я потерял сына. И с этого момента я оставил все кроме поэзии. А еще у меня были сокровенные мечты – работать в коллективе «Песняры» Владимира Мулявина. Но они были зрелые, а я был молод в то время. И как-то мечты остались мечтами, до того момента пока Игорь Лученок не обратился ко мне с просьбой, чтобы я восстановил, расширил и продолжил его крупную работу над рок-оперой «Курган». В то время я не совсем понимал, почему он обратился именно ко мне. Наверное он был наслышан о моих способностях, любви, пристрастиях к творчеству «Песняров». А в особенности к «гусляру». Я собрал уникальный коллектив. На роль князя пригласил Анатолия Ярмоленко, Инна Афанасьеква бала задействована в этом проекте, арт-группа «Белорусы», Ян Майерс. Валерий Анисенко.

Моя жизнь напоминает винегрет. И это не потому, что у меня раздвоение личности. А потому что было много задатков и способностей. В чем-то я преуспел больше, а что-то развил не до конца. Я считаю, что в поэзии я преуспел больше чем в других сферах. Ну еще и спорт. На ветеранском уровне я играл в хоккей. Я играл с бывшими профессионалами, многократными чемпионами мира и Олимпийских игр. Это Владимир Крутов, Владимир Кузькин, Александр Рогулин, это братья Голиковы и многие другие. Эти люди играли в сборной СССР в 70-ые и в начале 80-ых. И со всеми этими спортсменами я имел честь играть на первенстве Московской области и на кубке Москвы.

Если вернуться к рок — опере «Курган»,  Вы не боялись браться за это произведение, за наследие великого белорусского песняра Янки Купалы? Ведь это огромная ответственность, да и год был юбилейный?

В 16 лет я поэму Янки Купалы «Курган» знал наизусть. Владимир Мулявин  с «Песнярами» в 1978 году  сделал поэму — легенду «Гусляр», на основе кантаты Игоря Лученка  «Курган» 1963 года, для хора солистов и симфонического оркестра. Я был впечатлен. Я был ищущий  думающий молодой человек. И тогда еще не до конца понимал, для чего они все это сделали в конце 70-х. Во времена развитого социализма, как любили тогда говорить. Я не мог понять, что они имели в виду. И для меня, эта просьба Игоря Лученка — была каким-то запоздалым исполнением мечты.  Да и после смерти Владимира Мулявина, эти песни не звучали. Объективно- и творческие ниши были не заполнены. А что касается «Кургана», мы еще в 1996 году с Владимиром Мулявиным говорили на эту тему. Я пересмотрел  саму поэму, и меня как током ударило, когда я увидел дату- 1910 год. А в поэме сказано:

Лет за сотню звёў час, ці і болей мо лет,
Зацвілі пераказы ў народзе;
Кажуць людзі: ў год раз ночкай з гуслямі дзед
З кургана, як снег, белы выходзе.

Гуслі строіць свае, струны звонка звіняць.
Жменяй водзіць па іх абамлелай,
І ўсё нешта пяе, што жывым не паняць,
І на месяц глядзіць, як сам, белы.

Кажуць, каб хто калі зразумеў голас той,
Не зазнаў бы ніколі ўжо гора…
Можна тут веру даць, толькі слухаць душой…
Курганы шмат чаго нам гавораць.

А тут и кровные узы, мой дед Петр Антонович Луцевич был троюродным братом Янки Купалы. И я подумал, может возрожденное произведение  поможет сбыться пророчеству Купалы спустя сто лет — я стану гусляром. И так оно и произошло.  В 2010 году вышел диск с записью. В этом же году на празднике Белорусской письменности в Хойниках, мы продемонстрировали этот проект в гала концерте.  Ну и впоследствии, на разных мероприятиях мы исполняли это произведение. Кстати, были белорусские артисты, которые, то же хотели исполнить роль гусляра. А я спрашиваю: «А вы готовы, чтобы вас живьем закопали в землю?» Мне  отвечали, а зачем? В этих случаях я предлагал более внимательно ознакомиться с произведением Янки Купалы. Гусляр, он слепой музыкант. Он не образованный. Ему не надо иметь консерваторское образование. Я знаю, что будут говорить Скоринкин- он поэт  и еще и поет. Ну, во-первых у меня была серьезная вокальная подготовка в детстве и юности, а второе, мне не надо хорошо здесь петь. Может быть,  особые шероховатости придают  самобытность образу гусляра. В этом произведении все очень точно передано. Сегодня кому то необходимо быть глашатаем. А Янка Купала обладал даром предвидения.  

Когда Вы сидите перед белым листом бумаги, как рождаются Ваши произведения? Каким образом  к Вам приходит вдохновение?

Я очень редко пользуюсь письменным столом, бумагой и карандашом. Это все создается внутри. Это все проживается. Это напоминает зачатие во чреве матери. А затем этот плод развивается. Иногда этот плод ущербный и неполноценный, тогда я все прячу. А если плод сформировался. то да я могу зафиксировать  на бумаге и в электронном виде.

А как сегодня живется поэту?

Последнее время жизнь заставляет просто бороться за выживание. И дело уже не в творчестве. В моей судьбе действительно много каких-то непонятных и непредсказуемых моментов. Я купил дачу в Колодищах. И, казалось бы — все нормально, только радуйся жизни. Я там работаю, занимаюсь реконструкцией дома. Но мне взяли и отключили электричество. Я считаю, что не справедливо. И 8 месяцев я живу без света. И даже суд признал, что это незаконно. Я с 18 октября, всю зиму прожил без электричества. Осень, зима, весна, а сейчас  уже лето. А отключить электричество современному человеку, не подготовленному к испытаниям – это равносильно смерти. Мне помогает в первую очередь Господь Бог, а второе спортивные навыки и характер. Я купил  бензиновый генератор, купил портативную подзарядку, купил лампы, которые работают без электричества, это и настольные лампы и светильники. Есть у меня баня. И после бани остается кипяток. Можно стирать, но только руками теперь. Если вначале я тревожился, хотя понимал, что все получиться. То сегодня от такой жизни я где-то даже получаю удовольствие. Я обращался к друзьям журналистам. На телевидении сделали объективную программу. Было достаточно взаимных обвинений и претензий. 22 апреля было решение суда в мою пользу. Но света до сих пор нет. Пока подана апелляционная жалоба, и коллегия из 3 судей будет рассматривать эту ситуацию.  И я рассчитываю на правосудие в нашей стране.

В жизни у Вас было еще одно серьезное испытание, вы получили удар током 27 тысяч вольт и остались в живых. Как это произошло?

Казалось, что ни что  не предвещало беды, но такое ощущение что стихами я все это  напророчил :

Меня ждала кровавая Голгофа
И пробил час прибитым быть к кресту
За проповедь евангелиевского слова
За зимний гроб над царской головой
Лишивший миллионы бесов крова
За русский дух, за то что был живой
И принимал активное участие
В событиях, в которых род людской
Противился режиму самовластья,
Создавшего на наших берегах
Кромешный ад лишив народа счастья
Я перенес распятье на ногах

Когда меня ударило током, я на ногах стоял на этом злополучном мосту. Я пережил клиническую смерть. Это было 27 ноября  2005 года. День был очень сырой. Это произошло на путепроводе с улицы Тимирязева  от завода холодильников  к заводу отопительного оборудования. Я шел с дочкой и ее подружкой с катка, нес коньки. Девочки  были впереди, уже спускались  с моста. Я оказался в центре моста, который не был освещен. Возможно провода обвисли под снегом. В уголовном деле значилось, что в тот день была 100 % влажность, была нулевая видимость.  40 дней я был в больнице.  Что-то было предначертано свыше, что я смог выжить. Мне потом говорили, что с такой травмой максимум две недели живут. У меня было 6 операций под общим наркозом в течение месяца. Потом три года реабилитации.  Вот уже как 14 лет это произошло, а я все живу и еще спортом занимаюсь. Да и на музыкальной ниве, что то делаю. Когда занимаешься поэзией необходимо бросить все, оставить все мирские дела. Должна быть судьба, если нет судьбы, то это вращение жерновов на мельнице без зерна. А зерно-это и есть судьба человека.  Это как водяной знак на деньгах, так и в каждом человеке есть этот водный знак. Что там написано, такой человек и есть. Тело умирает, а душа человека остается.  Может душа — это и есть  данный водный знак? Где храниться вся информация о человеке. Что он делал, о чем он мыслил, что он чувствовал, как он поступал.

Сейчас век информационных технологий, интернета и клипового мышления. А есть ли место в этом мире поэзии?

  Это очень актуальный вопрос. Мне кажется, что в арабских странах поэзия существует. Может в наших бывших  Закавказских республиках. Там другие люди, другая природа и другое отношение к поэзии. Каждый из нас, имеющий талант, дар божий — главной задачей должен ставить перед собой, оправдаться перед тем, кто тебе дал этот дар авансом. Каждый творческий человек обязан об этом думать ежедневно, ежечасно. И моя печаль заключается в том, что я распыляюсь. Но жизнь такая сейчас. Но каждый поэт в первую очередь пишет  для себя, это как исповедь, как  молитва, как оправдание перед Богом, который дает дарование.  

Telegram-канал 024.by

Может быть интересно

Татьяна Горбат: каждый третий человек страдает расстройством сна

Врач Центра Здорового Сна (г.Минск) Татьяна Владимировна Горбат рассказала порталу 024.by о проблемах сна и …

X