15 июля, 2020 00:45

Коронавирус. Последние новости:

В мире
11317637
Заразилось
531 729
Умерли
6 111 910
Вылечились
В Беларуси
64 604
Заразилось
454
Умерли
54 254
Вылечились
024.by / Мнение / Андрей Замировский: впервые парашют отказал на 1000 прыжке

Андрей Замировский: впервые парашют отказал на 1000 прыжке

О любви к небу и нештатных ситуациях порталу 024.by рассказал легендарный летающий оператор Андрей Замировский.

Сколько прыжков сегодня  Вас за плечами?

2859. Почему я знаю точную цифру,  потому что ведется специальная книжка учета прыжков. Недавно был оформлен приказ в аэроклубе, чтобы осуществлять прыжки в этом году. У меня в планах осуществить прыжки в этом году в России. И если ты состоишь в аэроклубе, то и отношение к тебе соответственное, как к спортсмену.

А это правда, что второй прыжок более запоминающийся? Первый,  более сумбурный и не откладывается в памяти.

Хоть это было уже давно, 43 года назад, но у меня запомнился первый прыжок.  Мне было 17 лет. Это было, действительно лихо. Такие вещи не забываются. В память они врезаются здорово. Как и во всех аэроклубах, бывшего СССР, молодежь «выбрасывалась»  с самолета АН-2. Высота была 900 метров. Парашют был- Д1-8. Сперва мне очень хотелось посмотреть , как это происходит. «Выбрасывали» парами. Я сидел во второй паре. Когда первая пара прыгала, инструктор легонько подталкивал людей. Я попросил, чтобы меня не подталкивали. Инструктор улыбнулся, сказал : «хорошо». Но было сделано как и со  всеми. Чтобы было быстрее, наверное. Все это было на аэродроме «Боровая». Но, к сожалению, в прошлом 2018 году у меня там были крайние прыжки. Я с этим аэродромом попрощался. Сейчас это место застраивают. Мне кажется, что это очень неправильно.

Почему Вы «заболели» небом, почему пронесли это увлечение через всю жизнь?

В то время я жил в районе «Зеленый луг», на Сельхозпоселке. От этого места , по прямой , 4 километра  до «Боровой». И самолеты и парашютисты были видны со двора. И это зрелище всегда меня завораживало. Я всегда размышлял, ведь кто–то  там прыгает. И  когда это все на виду, то постоянно приходят мысли: а кто там летает, а  кто эти люди, прыгающие с парашютом.  Однажды, тогда мне было 12, мы с пацанами приехали на велосипедах в аэроклуб. И там катались среди  самолетов. И вдруг наша компания заметила сторожа с ружьем.  Все разбежались, а я остался.  Я уже тогда хотел прыгать с парашютом, и мне надо было расспросить про аэроклуб. Сторож оказался добродушным мужиком. Я у него спросил- как попасть  в аэроклуб, я летать хочу. Сторож ответил: « Будет 17 лет приходи». Я так прикинул, еще 5 лет надо ждать. И вот в 1975 году в 10 классе я начал ходить на занятия. Тогда надо было ходить на занятия полгода.  Изучали материальную часть. Изучали действия парашютиста в воздухе. Действия в особых случаях. Знали тактико-технические данные. Знали как все устроено. На этом этапе проходил очень большой отбор.  В то время,  аэроклуб набирал от 900 до 1200 человек, которых готовили к 3 прыжкам.  Это было своеобразное сито. Если долго ходить и ни чего не происходит , то только сильно упертые могли добиться конечного результата. К первым прыжкам пришли только 2/3 из тех, кто пришел в аэроклуб. Мы должны были начинать прыгать с января месяца, а нам до конца февраля не давали прыгать. Это сегодня аэроклубы работают в субботу и воскресенье, а в то время аэроклуб работал только в будние дни. И в рабочее время надо было «вырываться». Это было достаточно сложно. Приходилось прогуливать уроки в школе.

От чего получаете наибольшее удовольствие?

На этот вопрос, очень здорово отвечают люди, которые только что совершили прыжок. Да, и я сам, очень люблю брать такие интервью, когда приземляешься за парашютистом, который только что прыгнул. Человека переполняют эмоции , и это очень здорово. Конечно, с годами эмоции становятся немного другими.  Но все равно –это будоражит! Волнение есть всегда. Когда идут сборы, когда ежедневно много прыжков, конечно, все воспринимается немного по-другому.  В таких случаях, работа идет на результат. И концентрируешься, только на работе.  И там, получаешь удовольствие уже от достигнутого результата. Я пытался анализировать, что происходит, когда мы покидаем самолет.  Ведь это противоестественно покидать нормально летящий самолет.  И это делают люди больные небом, которые лечиться не хотят. Это удивительное состояние, когда у тебя нет опоры.  Ну и конечно,  всегда незабываемый момент, когда раскрывается купол.

Специалисты Вас хорошо знают как летающего оператора. Сегодня, снимать парашютные прыжки стало гораздо проще. Камеру  Go Pro можно закрепить на шлем, современные технологии расширили возможности. А как Вы работали с камерой 30 лет назад?

Конечно, с камерой в руке прыгать неправильно. По моей информации , самый первый оператор-парашютист — Сергей Киселев. Он начал прыгать с камерой еще в 1955 году. Кстати, он прыгает до сих пор.  Ему сейчас 86 лет. Это старейший спортсмен-парашютист , который живет в России. Конечно, в то время, среди любителей, было не очень развито кинодело.  Не было специалистов, которые бы могли чему-то научить. Раньше это выглядело так: камера крепилась к шлему, а видеомагнитофон крепился на груди. Камеры, в то время были очень тяжелые. Очень важно, чтобы не было вибрации. И к шлему предъявлялись особые требования. Он должен был быть анатомическим, и подбирался индивидуально. В условиях СССР- это было сделать практически невозможно. Но я нашел выход на докторов, которые изготовили из гипса слепок моей головы. И потом , самостоятельно я изготовил себе шлем. Честно говоря, эстетики  в нем было немного. Но зато функционально , он был- то что надо. Он полностью выполнял необходимые функции. Один раз настроив прицел, ты уже точно знал, где находится снимаемый объект. Конечно, сегодня все попроще. Можно использовать объективы с широким углом. Можно одновременно использовать несколько камер. В свое время, я снимал сцены в фильме «Авель». Мне предложили держать камеру в руках. Все члены сборной по парашютному спорту меня отговаривали. А я к тому времени уже изготовил особый конструктив. Даже сшили специальный  спасательный парашют на кинокамеру,если произойдет экстренная ситуация. Я даже не знаю, делали что-то подобное до меня. Но в конечном итоге, коллективно, убедили режиссера картины, и воздушные сцены все-таки снимали камерой Go Pro. И только мы закончили данную работу, мне на глаза попадается фотография 1970 года, где воздушный оператор летит с камерой, и держит ее перед собой на руках. И конструктивная часть крепления и ручек, была сделана так же , как придумал и изготовил я.  И если бы я этот снимок увидел хотя бы на две недели раньше, я бы настоял на своем. Конечно, информации практически не было. Приходилось самому придумывать, конструировать и изготавливать. Например, включение камеры. Пробовали различные способы, например, тросики. Получалось неважно. Тросик может быть пережат подвесной системой. Мне предложили решение- гидравлический спуск. В то время я работал на заводе. И я самостоятельно изготовил систему, которая позволяла запускать кинокамеру гидравлическим спуском. Это сегодня все упростилось. Включил   Go Pro и прыгай. А раньше все зависело от кинопленки. Ее было всего  2 минуты на кассете для камеры. Такую камеру заранее не включишь. Камеру необходимо было включать в определенный момент.

Вы же принимали участие в видеофиксации парашютных рекордов , не так ли?

В парашютном спорте есть такое направление- купольная акробатика.  Так вот собрана была «этажерка»  из 10 парашютистов. И тут же к ней пристроился 11 парашютист.  Только что установленный  рекорд был побит. Но чтобы зафиксировать рекорд, необходимо оформить необходимые документы. И там есть определенные, жесткие требования.  Был установлен рекорд. Рекорд был в кадре не менее 15 секунд. Чтобы зафиксировать этот рекорд- прыгало 2 оператора. Второй оператор сделал панорамное видео по «этажерке», и пристроился одиннадцатым. А я на удалении снимал общий план. И все это зафиксировал. Чтобы снять этот рекорд, необходимо было применить смекалку. Этот рекорд долго не получался. Пока не были приобретены специальные парашюты. Удавалось выстроить  в формацию 7 -8 человек, а дальше конструкцию начинало разрывать. Парашюты  специально должны быть приспособлены для купольной акробатики .  А в начале этого не было. И пока не взяли специальные парашюты, ни чего не выходило.  И вот когда все условия были созданы, удалось зафиксировать этот рекорд. Я тогда работал оператором на телеканале СТВ. Я сразу принес отснятый рекорд на студию. И мы выдали его в эфир. Не у всех были такие возможности. 

Практически 3000 прыжков за плечами. Есть ли какой-то ритуал перед прыжками?  Есть ли свои обереги?

Мне до юбилея еще порядка 140 прыжков. Когда проходят юбилейные прыжки , собирается много парашютистов. Идут на большую формацию. Юбиляр в центре. По приземлению подбрасывают на руках. Дарят цветы. А что касается оберегов, у меня их нет. Я видел как ребята быстренько перекрестятся , и пошел…  Когда человек давно и долго прыгает, то проверяет одет ли на нем парашют. Затянуты ли лямки. Был случай, когда воздушный оператор прыгнул по инерции. Снимал на борту,  и пошел за всеми. На нем не было парашюта. Тут уже без шансов….

А как ведет себя мозг  в экстремальной ситуации? Когда не раскрывается парашют, и необходимо молниеносно принять решение, тогда действительно за мгновение вся жизнь пролетает перед глазами?

Вся жизнь перед глазами не пробегает. Парашютный спорт тебя готовит к подобным ситуациям.  Перед каждым прыжком ты готов, что может возникнуть нештатная ситуация. Есть алгоритм действий, которые необходимо вы полнить , чтобы все было в порядке. Оценить высоту. Отцепиться от отказавшего парашюта,  открыть запасной парашют. Все это необходимо делать во время, по тому что потеря высоты невосполнима.  Если по молодости можно было немного похулиганить, и открыть парашют пониже. То сейчас ты себя не загоняешь в такую ситуацию.  Готовность к непредвиденным ситуациям, она в своем роде, воспитывает. Я за собой замечаю, когда надо действовать быстро и хладнокровно, то порой удивляешься сам себе. Я готов рассказать, про первый отказ парашюта. Он произошел , как раз, на 1000 прыжке. В таких ситуациях происходит очень серьезный разбор. Это был крайний прыжковый день сборов. Все были настроены уже разъезжаться по домам. А у меня до 1000 оставалась всего два прыжка. И чтобы вместиться в эти 2 подъема, я не успевал уложить парашют. И я у приятеля попросил его парашют. У меня в голове была только одна мысль- как бы на чужом парашюте не отцепиться.  С его парашютом все было в порядке. Я тут же хватаю свой парашют.  А высоты было немного. Вышли  из самолета  вдвоем. Мой друг меня поздравил с юбилейным прыжком. Я показал ему, чтобы он раскрывался. Он открылся. Я начинаю открывать парашют, а у меня оказался парашют обмотан рифовкой. Я даже не понял, как это произошло. Ведь я спокойно вышел, и  стабильно ровно падал.  Я долго не думал, оценил высоту и начал спасаться. Отцепил мягкие замки.  Надо было выбросить шпильки и кольцо. Я все оставил. Я все это сохранил. Имея опыт прыжков  с фотоаппаратом, я знал, что я делаю. Ели прыгаю с фотоаппаратом и что то случается, первое, что я делаю- выбрасываю фотоаппарат.  Ни одного фотоаппарата я не выбросил, но был к этому готов.  У меня бы возникли бы проблемы с поиском этих вещей (шпильки, кольца- прим. редактора) . Кругом снег ,лес. И неизвестно, когда бы я сделал следующий прыжок.  Так как укомплектовать парашют было бы нечем.  И где-то на высоте 640 метров  я начал спасаться. И на высоте 600 метров, наверное, я уже висел на запасном парашюте. Мне казалось я так долго спасаюсь, время шло по- другому, конечно. Вот такой был первый раз. А сейчас когда видишь оборванную стропу, когда прыгаешь со скоростным парашютом,  и это не стропа управления , то решение молниеносное- сразу отцепка и переходишь на запасной парашют. Все без эмоций.  

Может быть интересно

Человек — детектор лжи

Один из лучших специалистов в области профайлинга и детекции лжи в России, имеющий множество международных …

X